среда, 31 марта 2010 г.

"И опыт, сын ошибок трудных..."

Не так давно довелось мне принять участие в семинаре по тематике Competitive Intelligence & Knowledge Management в качестве приглашённого инструктора (как сейчас модно говорить - коуч) по KM. Мероприятие было организовано для сотрудников крупного украинского индустриального холдинга. Подробную информацию об участниках семинара я получил только накануне, вследствие чего пришлось уже "на ходу" подгонять материал под специфику деятельности слушателей (аналитики и специалисты по безопасности предприятий). В результате, уже после занятия, по пути домой, я ловил себя на том, что какое то чувство дискомфорта, недовольства собой не давало мне покоя. Стремясь передать слушателям всю глубину и важность  менеджмента знаний в современном мире и его значимость для украинского бизнеса, как мне кажется я мало позаботился о том, чтобы увязать материал с их непосредственной профессиональной деятельностью (аналитики и специалисты служб безопасности предприятий). В итоге, народ, понимая, что распинаюсь я о чём-то очень важном, раз уж их руководство раскошелилось на курсы, смотрел и слушал ровно так, как студент последнего курса, имеющий некоторый стаж работы и сделавший вывод, что учёба и практика есть две независимых друг от друга сферы, никоим образом не пересекающиеся.

Помню, по окончании военного института я был распределён в одну из киевских частей внутренних войск. Отрекомендовавшись по прибытии своему командиру роты, первое, что я от него услышал: "Забудь чему тебя учили в институте. Здесь своя школа". Он был почти прав. День за днём, я обнаруживал существенные расхождения между тем, что мне втолковывали военные из alma mater и тем, что доводилось делать в действительности. Я имею в виду процессы из повседневной деятельности. О чём-то неординарном вообще молчу, нас к этому даже не готовили.

Через подобную "переучку" проходит или проходил едва ли не каждый. В этом одна из проблем отечественной системы образования - оторванность преподаваемого материала от реальности происходящего. Особенно это ощущается при изучении прикладных  дисциплин и так называемых emerging scinces, объект которых да и сами науки подвержены влиянию прогресса. Таким образом, преподавание этих дисциплин носит скорее декларативный характер, где очень мало внимания уделяется практическим вопросам и актуальности. С другой стороны наивно полагать, что преподаватель в ВУЗе или бизнес-тренер обязаны дать своим слушателям ответы на все вопросы, т.е. не только "разжевать и в рот положить", а и проглотить за них. Их задача познакомить людей с новыми методами и технологиями и научить их применять и, что самое главное, развивать свои навыки и совершенствовать эти инструменты в ходе практической деятельности.

Говоря о менеджменте знаний и good practice (лучшая практика по англ., вот уж не нравится мне этот термин , куда более понятен "передовой опыт", но!...) в отечественных условиях, то украинским предприятиям мало чем можно похвастать.
С одной стороны, вроде бы можно выделить такую категорию как "продвинутый топ-менеджмент", представители которого посетили пару-тройку дорогих семинаров по МЗ. Впечатлённые обещанными коучами перспективами, они объявляют всему миру о запуске проекта по внедрению МЗ. В итоге, сие начинание превращается во внедрение дорогущей информационной системы, при этом персонал слабо представляет себе свою же выгоду и, в лучшем случае, игнорирует подобные организационные изменения, а в худшем - может воспринять "в штыки". Подобная техномания распространена в украинских компаниях. В одном из августовских номеров журнала "Бизнес" была опубликована статья как раз об опыте украинских компаний в сфере менеджмента знаний. Примечательно, что во всех приведенных примерах речь шла о программных МЗ-решениях, внедреямых компаниями. Ни слова об организационной политики в отношении знаний, стратегии менеджмента знаний, интеллектуальном капитале как объекте управления, этических проблемах, связанных с извлечением знаний. Ничего не нашёл я там и о формировании единого информационного климата в компаниях, в условиях которого персонал был бы вовлечён в процесс разделения жизненно важных для компании знаний и информации, принятия решений жизненно важных  для их предприятий. Хочется сказать украинским "топам", что они глубоко заблуждаются полагая, что их подчинённые не в состоянии объять суть проблем со своих колоколен. Это в прошлом.
С другой стороны, есть те, кто в силу разных причин не воспринимают или не понимают сути происходящих изменений. Бог им судья... Жизнь заставит, а будут сопротивлятся - исчезнут.

Подводя итоги моего повествования хочу предложить всем заинтересованным (интересующимся) в развитии менеджмента знаний в Украине объединиться в виртуальное сообщество с перспективой выхода в оффлайн когда будут сформированы цели, задачи сообщества и программа развития в Украине.

среда, 3 марта 2010 г.

Министерство обороны США пало под натиском социальных сервисов

В первый день весны на страницах ReadWriteWeb появилось сообщение о том, что Министерство обороны США издало директиву, которая определяет новую политику МО относительно "эффективного использования интернет-среды, включая социальные сетевые сервисы". В соответствии с этим документом, использование социальных сервисов, размещённых в интернете, является частью повседневной деятельности персонала МО.

К сетевым ресурсам относятся: 
  • сервисы, предоставляющие услуги фото- и видео-хостинга; wiki-порталы;
  • личные, корпоративные или тематические блоги;
  • приложения, объединяющие данные  медиа из нескольких источников и представляющие их в едином виде;
  • сетевые сервисы, предназначенные для обмена информацией, где пользователи имеют возможность изменять и/или создавать контент.
Данный перечень не является исключительным.
Приложение 2. Рекомендации по использованию интернет-ресурсов.               DTM 09-026, 25 Февраля 2010 года

На нормальном языке это звучит следующим образом. Отныне пользователям компьютеров в домене .mil, на которых не производится обработка секретной (конфиденциальной) информации, будет предоставлен доступ к популярным социальным сетевым сервисам, таким как Facebook, Twitter, Flickr, YouTube и др. Изданный документ отменяет запрет на доступ к подобным сайтам, действовавший на протяжении трёх лет. В рамках реализации новой медиа-политики министерство также запустило собственный социальный медиа-хаб, представляющий собой блог, который помимо новостей содержит виджет с Twitter-фидами, кнопки Tweetmeme и "отправить в Facebook".
О важности реализуемых изменений в МО свидетельствует тот факт, что новость была опубликована на Tweeter-фиде Прайса Флойда, первого заместителя помощника министра обороны по связям с общественностью, а не традиционно в виде пресс-релиза.

Историческая справка

В мае 2007 года Пентагон заблокировал доступ к двенадцати популярным социальным сетевым сервисам с компьютеров домена .mil, объяснив своё решение "проблемами пропускной способности каналов". В августе 2009 года командование Морской пехоты закрыло доступ к тем же сайтам руководствуясь "интересами безопасности". Вслед за этим другие ведомства по указанию своих руководителей на местах так же начали блокировать доступ к социальным сервисам. Иногда подобные "запреты приводили к закрытию личных блогов".
Вот как пишет об этом RWW
"К сожалению личного состава подобные меры заставили людей использовать свои персональные компьютеры для общения с родными и друзьями на страницах Facebook, Tweeter и других социальных медиа-сервисов пребывая на территории США. За пределами же страны они были вынуждены пользоваться услугами Интернет-кафе для получения доступа к этим сервисам." 


Новая политика: больше никаких чёрных списков

Меры, реализуемые в рамках новой медиа-политики в отношении предоставления доступа личному составу МО США к социальным сервисам, призваны обеспечить баланс между потребностью военнослужащих в общении с родными и близкими посредством этих ресурсов  и поддержанием надлежащего уровня безопасности.
Директива обязует командование всех подразделений удалить все социальные сервисы из своих "чёрных списков". Линди Кайзер, советник Командующего Вооружёнными силами по вопросам social media, заявила, что командования всех частей и подразделений обязаны предоставить доступ к социальным сервисам в полном объёме. Впоследствии, если командование части решить заблокировать доступ к этим сайтам, то такой запрет будет носить только временный характер. Она также добавила, что МО отходит от нелепой практики включения социальных сервисов в свои "чёрные списки".
"Мы не будем стучать по столу и указывать что следует делать, а что не следует. Мы будем уменьшать влияние рисков по мере их появления." Линди Кайзер, советник Командующего Вооружёнными силами по вопросам social media

В посте, размещённом на Социальном медиа-хабе МО США, отмечается, что наряду с отменой запрета на доступ к Facebook и ему подобным, сетевые ресурсы, предоставляющие услуги азартных развлечений или содержащие порнографию и призывы к совершению преступлений на почве ненависти остаются заблокированными. Кроме того, к сведению личного состава доведено, что "каждый несёт персональную ответственность за защиту личной информации в online и существующие нормы этики, оперативной безопасности и конфиденциальности остаются в силе".



О социальном сервисе МО США

На сайте размещены ссылки на ресурсы где официально представлено министерство обороны (Tweeter-фиды Прайса Флойда и министерства, Facebook, Flickr, YouTube, uStream и др.).
Содержание блога посвящено вопросам развития и использования нового ресурса МО. Кроме того, в одном из постов вы найдёте рекомендации по установке свободного приложения на iPhone, которое транслирует новости о военных технологиях, социальных медиа и объявления о вакансиях в вооружённых силах по месту жительства.

Те, кому интересно могут ознакомиться с текстом директивы. Также, МО запустило канал на SlideShare, где размещены презентации по реализации новой медиа-политики.

Ниже приведён полный перечень официальных представительств Министерства обороны США на социальных ресурсах:

По материалам ReadWriteWeb,  DoD Social Media-Hub, US DoD www.defense.gov

    U.S. Department of Defense Goes Social...Yes, Really!

    U.S. Department of Defense Goes Social...Yes, Really!